ENGLISH | Jaybe.ru

Предыдущий (Клаус Петер ДЕНКЕР), Следующий (Тедди ХУЛЬТБЕРГ)

Герхард РЮМ (Германия)

Герхард Рюм (р. 1930) – поэт, художник, композитор, писатель. Один из пионеров и классиков европейской визуальной и саунд-поэзии, ключевая фигура австро-германской школы конкретной поэзии. Был одним из организаторов, а также в течение многих лет входил в состав группы австрийских поэтов, позднее получившей название “Венской”, деятельность которой оказала решающее воздействие на развитие европейской экспериментальной поэзии в целом. Г. Рюм является автором многочисленных саунд-, визуальных и объектных поэм, текстовых фильмов, венских диалект-стихотворений, музыкально-минималистских пьес и т.д., изобретателем многих выразительных средств и техник. Подробнее об авторе см. био-библиографические данные участника. Впервые опубликовано в специальном номере kontext – review of visual and experimental poetry and language arts по случаю фестиваля “texts in geluid” (Amsterdam: Stedelijk Museum, 1977). Печатается с любезного разрешения автора. Материал на английском языке любезно предоставлен К. Шольцем. © 1977 Герхард Рюм, Кельн.

ЗАМЕЧАНИЯ О ФОНЕТИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ

Последовательно проведенный принцип звуковой или фонетической поэзии создает поэзию по-настоящему интернациональную, то есть литературу, не нуждающуюся в переводе, несмотря на то, что в артикуляции произносимого вслух стихотворения могут обнаруживаться следы произносительной окраски, характерные для родного языка декламатора, могут сохраняться даже территориальные различия в произношении, в немецком, например, это произношение [r] у баварца и у выходца из северных областей Германии.

Благодаря освобождению фонем от нормативной сочетаемости, то есть благодаря отказу от семантики, звуковая поэзия располагает буквально неисчерпаемыми запасами тончайшим образом нюансированных звучащих элементов, которые, поскольку они произносятся несколькими голосами (благо синхронность произнесения уже не связана с понятностью слов), а равно и благодаря использованию технических средств, приобретают полифоническую мощь звучания и могут дифференцироваться все более и более.

Большинство моих фоностихотворений, предназначенных для одного декламатора, используют узнаваемые звуки речи, то есть они не нуждаются в каких-то других звуках, производимых речевым аппаратом или телом человека. Таким образом, они сохраняют хотя и рудиментарный, но все же эмоционально воспроизводимый речевой характер. Плюс к тому – специфика и выразительность произнесения различных звуков, которые обычно стираются по причине служебной роли звуков, состоящей в выражении определенных значений. У меня звук выступает в своей изначальной непосредственности и презентативности здесь и сейчас.

В интересах терминологической четкости следует провести принципиальное различие в рамках поэзии, предназначенной для декламации и для слуха, между “аудитивной”, “sound poetry”, фонетическими стихами, которые определенно обязаны своим существованием известному звуковому ритмическому “телу” произносимого вслух слова, с одной стороны, и звуковыми стихами так называемой “phonetic poetry”, чей композиционный материал – это отдельный звук и открытые возможности его комбинирования, с другой.

Подобно тому, как беспредметное изобразительное искусство является самостоятельным разделом в изобразительном искусстве вообще, так и фонетическая поэзия как поэзия асемантическая имеет в общей поэзии свое место. И в той и в другой мыслимы разнообразные промежуточные и смешанные формы, возможные на общей основе, состоящей в сохранении ими характерного облика, обязательного для обеих разновидностей.

Визуальным аналогом фонетической поэзии можно считать так называемую полиграфическую поэзию, в свою очередь представляющую собой составную часть визуальной поэзии. Суть ее – в строжайшей ограниченности внешними формами букв, как в рукописи, так и в печатных шрифтах.

АУДИТИВНАЯ ПОЭЗИЯ

Термин “аудитивная поэзия” я, по аналогии с поэзией “визуальной”, применяю для выражения категориального понятия, обобщающего все те поэтические произведения, в композиции которых сознательно используются звуки речи и артикуляция, выступающие как конституенты текста. Разумеется, звуковая сторона слова играет роль и в столь хорошо известном явлении, как рифма. Есть стихи (вспомним хотя бы Бодлера),  в которых неожиданный поворот темы достигается с помощью  рифмы. Однако рифма функционирует и при чтении стихов про себя; рифма, особенно концевая, обладает визуальными качествами. Для аудитивной поэзии в узком смысле слова, а именно о ней и идет речь, необходим еще один критерий для того, чтобы введение этой новой категории было оправданным. Я хочу сказать, что аудиотекст, помимо входящей в его композиционную структуру звучащей речи, должен сообщать еще и информацию, причем такую, которая вообще может восприниматься только через акустическую реализацию текста, если уж не вести речь вообще о партитуре текста. Например, простое слово “ты” можно произнести по-разному, с различной артикуляцией, и в каждом случае оно будет приобретать новые, несхожие между собой значения, в зависимости от интонации: вопросительной или повелительной, призывной или требовательной, гневной, нежной, удивленной и т.д. различия заключены в самом звуке голоса, в интонации, и в музыкальных параметрах устной речи, таких как сила звука, тембр голоса, высота тона, темп произнесения. Музыкальный рисунок речи в эмоциональном отношении передается столь явственно, что уже на этом уровне и даже при контактах людей, говорящих на разных языках, вполне может состояться речевая, хотя и не вербальная коммуникация, причем риск непонимания  тем меньше, чем богаче эмоциональнее содержание, которое при этом передается. Чистая звуковая поэзия – это поэзия, уже не использующая возможности гласных в ограниченных и, если только речь не идет об ономатопее, то и произвольных комбинациях; это поэзия, не обозначающая с помощью звуковых комбинаций определенные понятия, она  берет за отправную точку вышеупомянутые средства выразительности речи. Звуковая поэзия, однако, образует свою собственную, автономно существующую область в пределах аудитивной поэзии; можно сказать, что она и есть аудиопоэзия в ее наиболее чистом виде.

Различия между предметным и беспредметным искусством, семантической и асемантической поэзией не носят принципиального характера, это количественные различия, хотя шаг от “все еще” до “уже не” асемантической поэзии оказывается большим, чем шаг от “еще” до “почти еще”; то, что мы, имея дело с предметным и беспредметным искусством – это же  сегодня справедливо и относительно поэзии -  понимаем или не понимаем (если мы полагаем эстетического понимание за пределами чисто регистрирующего узнавания какого-то предмета), то понимаемое нами есть то, что нас трогает, что задевает наши представления, иначе говоря, – выразительность, в которой есть нечто “наше” или “для нас”. Ибо в процессе интерпретации, основанной на нашем опыте, эта выразительность привносится нами в движение или положение предмета, или же, как мы полагаем, составляет то, что мы относительно данного предмета “поняли”. Поэтому движение становится жестом, положение – позой; человек ощущает в предмете нечто родственное и чувствует удовлетворение. Для реципиента не имеет принципиального значения, – скорей уж, это проблема его эстетической культуры – представлена ли данная поза человеческой фигурой, написанной в “реалистической” манере, или всего лишь узкой линией.

Карлфридрих Клаус.
Без названия, 1963
Carlfriedrich Claus.
Untitled, 1963

Звук человеческой речи представляет собой еще более непосредственную, изначальную форму выражения, чем линия, которая, в сущности, есть лишь след движения. Всякий человек в различных эмоциональных ситуациях издает разнообразнейшие звуки, число которых огромно и совершенно не зависит от навязываемых им понятий, эти звуки производят эффект либо просто как музыкальные средства выражения, либо как нечто непосредственно доступное пониманию, “понятное”. Всем нам они знакомы, во всех языковых культурах они одинаковы. Звуки человеческой речи составляют интернациональный вокабуляр выразительных средств, в буквальном смысле говорящий сам за себя. Черпая из звукового многообразия, далеко выходящего за пределы того, что обычно используется национальными языками, можно создавать художественные формы, их можно соединять друг с другом или изолировать друг от друга, расставлять по-новому, умножать и делать необычайно долгими, благо техника это сегодня позволяет; можно их искажать, трансформировать. Звуки представляют собой самый непосредственный и человеческий материал для творчества, с каким вообще доводится работать художнику. Звуковая поэзия  для меня  означает не конец развития поэзии, а, напротив, один из волнующих и многообещающих результатов ее развития. Подлинное открытие звуковой поэзии еще только начинается.

Перевод Галины Снежинской.

Предыдущий (Клаус Петер ДЕНКЕР), Следующий (Тедди ХУЛЬТБЕРГ)








На главную страницу

Теория

Теория

Дмитрий БУЛАТОВ
Дик ХИГГИНС
Кристиан ШОЛЬЦ
Валерий ШЕРСТЯНОЙ
Лэрри ВЕНДТ
Сергей БИРЮКОВ
Жан-Ив БОССЕР
Анри ШОПЕН
Михаэль ЛЕНТЦ
Дин СУЗУКИ
Арриго ЛОРА-ТОТИНО
Клаус Петер ДЕНКЕР
Герхард РЮМ
Тедди ХУЛЬТБЕРГ
Сергей СИГЕЙ
Жан-Пьер БОБИЙО
Джером РОТЕНБЕРГ
Эндре СКАРОШИ
Карла БЕРТОЛА
Стив МАККЭФЕРИ
Лоуренс АПТОН
Ры НИКОНОВА
Филаделфо МЕНЕЗЕШ
Фабио ДОКТОРОВИЧ
Иде ХИНТЦЕ
Жак ДОНГИ
Энцо МИНАРЕЛЛИ
Николас ЦУРБРУГГ
Дмитрий Александрович ПРИГОВ

Практика

Практика

Фернандо АГУЯР
Бернар АЙДСИК
Чарльз АМИРХАНЯН
Лоуренс АПТОН
Пьер-Андре АРКАН
Витторе БАРОНИ
Эрик БЕЛГАМ
Карла БЕРТОЛА
Кристиан БЁК
Жюльен БЛЭН
Уоррен БЁРТ
Сергей БИРЮКОВ
Ги БЛЕЮШ
Яап БЛОНК
Жан-Пьер БОБИЙО & Жан-Луи УШАР
Изабэлла БОЙМЕР
Жан-Франсуа БОРИ
Ларс-Гуннар БУДИН
Дмитрий БУЛАТОВ
Аня ВАЛВИЧ
Лэрри ВЕНДТ
VERBOMOTORHEAD
Альберто ВИТАККИО
Жан-Клод ГАНЬОН
Хартмут ГЕЕРКЕН
Александр ГОРНОН
Роза ГРАУ
Марк ГРЕЙ
Пол ДАТТОН
Фабио ДОКТОРОВИЧ
Жак ДОНГИ
Джас ДЮК
Памела ЗИИ
Филипп КАСТЕЛЛИН
Лииз КЕРМАНИ
KESKEN
Карлфридрих КЛАУС
Уэйн КЛЕМЕНТС
Боб КОББИНГ
Филип КОРНЕР
Ричард КОСТЕЛЯНЕЦ
Нобуо КУБОТА
Ильмар ЛААБАН
Вернер ЛАУБШЕР
Жан-Жак ЛЕБЕЛЬ
Михаэль ЛЕНТЦ
Арриго ЛОРА-ТОТИНО
Стив МАККЭФЕРИ
Джексон МАКЛОУ & Энн ТАРДОС
Крис МАНН
Ришар МАРТЕЛЬ
Филаделфо МЕНЕЗЕШ
Энцо МИНАРЕЛЛИ
Фил МИНТОН
Массимо МОРИ
Чарли МОРРОУ
Клод МЭЙЯР
Саинхо НАМЧЫЛАК
Ры НИКОНОВА
Элистер НУН
Мэгги О’САЛЛИВАН
Тибор ПАПП
Оскар ПАСТИОР
Серж ПЕЙ & Иоахим МОНТЕССУИ
Дмитрий ПРИГОВ
Сергей ПРОВОРОВ
Мирослав РАЙКОВСКИ
RE: SOUNDING
Йозеф Антон РИДЛЬ
Америко РОДРИГЕС
Джером РОТЕНБЕРГ
Джан Паоло РОФФИ
Гюнтер & Колетта РУХ
Герхард РЮМ
Ксавьер САБАТЬЕ
Марк САЗЕРЛЭНД
Род САММЕРС
Элэрик САМНЕР
Сергей СИГЕЙ
Гэри СИНГХ
Эндре СКАРОШИ
Стивен Росс СМИТ
Хэзл СМИТ
Энно СТАЛ
Аманда СТЮАРТ
Пьер ТОМА
Габор ТОТ
Тревор УИШАРТ
Лизл УЙВАРИ
Майкл Джей УЭЛЛЕР
Бартоломе ФЕРРАНДО
Питер ФИНЧ
FLATUS VOCIS TRIO
F’LOOM
Джованни ФОНТАНА
Алекс ХАМБУРГЕР
Ярл ХАММАРБЕРГ
Бренда ХАТЧИНСОН
Иде ХИНТЦЕ
Ласло ХОРТАБАДЬИ
Эллен ЦВЕЙГ
Крис ЧИИК
Валерий ШЕРСТЯНОЙ
Элке ШИППЕР
Анри ШОПЕН
Карлос ЭСТЕВЕС
Жоэль ЮБО